Эколого-Паразитоценологические Аспекты Ветеринарной Нематодологии

Поделитесь:

Эколого-Паразитоценологические Аспекты Ветеринарной Нематодологии

Енгашев С.В., Новак М.Д., Вологжанина Е.А.

Научно-внедренческий центр «Агроветзащита», г. Москва,

ФГБОУ ВО РГАТУ, г. Рязань,

Российская Федерация, admin@vetmag.ru

 

Summary. Complete ideas about the relationship between helminths and their habitat have both theoretical and applied significance. The aim of the research was a systematic analysis based on data from the epizootologycal monitoring of certain helminthiases of ruminant animals. The results of the studies confirmed the existence of complex adaptations in nematodes of the families Strongyloididae, Trichostrongylidae. Evolutionarily formed adaptations allow helminths to preserve genetic potential, balance in the environment of I and II order, to maintain the optimal variety of populations. On the basis of the revealed features, systematic regulation of the level of the epizootic process is possible.

Key words: сattle, sheep, Strongyloides papillosus, Ostertagia spp., parasitozenosis.

ВВЕДЕНИЕ

Взаимоотношения гельминтов с организмом хозяина и внешней средой определяют их патогенность, способность сохранять свойственный виду генетический потенциал, поддерживать на оптимальном уровне численность популяций, вирулентность. Изучение экологических, паразитоценологических аспектов гельминтов имеет как теоретическое, так и прикладное значение [4, 5]. Целью исследований является анализ данных эпизоотологического мониторинга некоторых нематодозов жвачных животных. На основании полученных результатов подтверждено существование экологических адаптаций у нематод семейств Strongyloididae, Trichostrongylidae [1, 3]. Эволюционно сформировавшиеся приспособления позволяют гельминтам сохранять равновесное состояние в среде I и II порядка. Учитывая особенности сезонной динамики зараженности животных, состояние гипобиоза в личиночной стадии и нахождение возбудителей нематодозов в свободно живущей форме во внешней среде (Strongyloides papillosus) возможно планомерное регулирование эпизоотического процесса благодаря своевременному применению по разработанным схемам авермектинов [2]. Перспективным является разработка вакцин против кишечных нематодозов [6, 7].

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Для исследований жвачных животных на стронгилоидоз и трихостронгилидозы использовали общепринятые в ветеринарной гельминтологии методы копроовоскопии (седиментационные, флотационные) и ларвоскопии (Бермана - Орлова, Т.И. Поповой, культивирования личинок нематод), а также РНГА (реакцию непрямой гемагглютинации) с экскреторно-секреторными антигенами Strongyloides papillosus. Устанавливали экстенсивность и интенсивность инвазии, экстенсэффективность паразитоцидов широкого спектра действия («Монизен», «Иверсан») при имагинальных формах нематодозов и «larva migrans». При тяжелом течении смешанных форм кишечных нематодозов проводили биохимические исследования крови. Достоверность результатов определяли с помощью компьютерной программы Microcoft Exel 2007.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Сезонная динамика стронгилятозов желудочно-кишечного тракта и стронгилоидоза жвачных животных характеризуется рядом особенностей. В апреле высокие показатели зараженности остертагиями взрослого крупного рогатого скота (ЭИ=23±2,1 %), в мае наблюдается снижение уровня инвазии (ЭИ=12,1±1,2 %). Второй пик отмечен летом, в августе (ЭИ=18,7±3,1 %). Осенний подъем - в октябре (ЭИ=15,6±0,3 %) и в ноябре (ЭИ=14,6±1,3 %). В конце зимы и в марте показатели экстенсивности инвазии невысокие, так как для некоторых видов стронгилят желудочно-кишечного тракта свойственно состоянии гипобиоза.

Молодняк крупного рогатого скота 5-8 мес. инвазирован в июне на 17,3±3,1 %, 10-12 мес. – на 35,1±2,1 %. В последующем уровень инвазии увеличивается и достигает максимума в августе, октябре и ноябре среди телят 5-8 мес. – 32,3±0,3 %, 35,1±0,5 %, 41,2±2,1 %, 10-12 мес. – 38,7±1,5 %, 46,2±0,4 %, 47,9±1,2 % соответственно.

При стронгилоидозе весенний пик инвазии максимальный у телят 2-4 мес. возраста - 19,8±2,1 %, в июле экстенсивность инвазии снижается до 4,1±0,4%.Осенний подъем наблюдается в октябре - 21,2±1,2 %. Зимой телята инвазированы стронгилоидесами на 5,3±3,4 %.

У крупного рогатого скота установлены следующие смешанные инвазии: коровы – остертагиоз + эзофагостомоз (ЭИ=3,7±0,2 %), остертагиоз + хабертиоз (ЭИ=3,7±0,2%), остертагиоз + стронгилоидоз (ЭИ=2,8±0,1 %) и буностомоз + хабертиоз (ЭИ=2,8±0,1 %); телята 2-4 мес. – стронгилоидоз + эймериоз (ЭИ=10,3±0,4 %), стронгилоидоз + эзофагостомоз + эймериоз (ЭИ=5,1±0,2 %); телята 5-9 мес. – остертагиоз + эймериоз (ЭИ=9,1±0,5 %), остертагиоз + нематодироз (ЭИ=4,1±0,2 %), эзофагостомоз + эймериоз (ЭИ=3,5±0,2 %).

Смешанные формы инвазий у молодняка крупного рогатого скота протекают в более тяжелой форме по сравнению с однокомпонентными и характеризуются значительным снижением уровня фосфора и кальция, уменьшением содержания общего белка, его глобулиновой фракции, концентрации глюкозы, резервной щелочности в крови, диареей, анемичностью слизистых оболочек и существенной потерей массы тела.

При культивировании личинок Strongyloides papillosus на питательной среде, содержащей глютамин, получены экскреторно-секреторные антигены, изучена их активность и специфичность, а также установлены показатели чувствительности и информативности РНГА при стронгилоидозе. Рабочее разведение антигена ESAgStr - 1:20. Диагностический титр РНГА при стронгилоидозе - 1:80 – 1:100. Сероэпизоотологический мониторинг на стронгилоидоз крупного рогатого скота позволил установить высокую чувствительность реакции непрямой гемагглютинации с разработанными экскреторно-секреторными антигенными диагностикумами. Установлена корреляция результатов серологического и ларвоскопического исследований на стронгилоидоз.

Антигельминтные препараты «Альбен форте», «Монизен», «Иверсан» при стронгилятозах желудочно-кишечного тракта и стронгилоидозе крупного рогатого скота и овец показали высокую экстенсэффективность (от 95 до 100 %).

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Даугалиева Э.Х., Курочкина К.Г., Козявин В.Н. Паразитофауна различных популяций горных баранов (Ovis ammon) в Казахстане // Матер. докл. науч. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями», ВИГИС. – М. – 2001. – С. 78.

2. Демидов Н.В., Бочаров М.Я. Антигельминтные устройства пролонгированного действия // Ветеринария. – 1992. – № 2. – С. 36-38.

3. Петров Ю.Ф. Паразитоценозы и ассоциативные болезни сельскохозяйственных животных. – Л., Агропромиздат. – 1988. – С. 141-157.

4. Сафиуллин Р.Т. Распространение и экономический ущерб от основных гельминтозов жвачных животных // Ветеринария. – 1997. – № 6. – С. 28-32.

5. Юркив В.А., Даугалиева Э.Х., Янгуразова З.А., Покровский В.И., Рамазанов Р.К. Микроэкологические и иммунные нарушения при нематодозах в зонах экологической нагрузки // Изд. Башкирск. ун-та. – Уфа. – 1999. – 252 с.

6. Emery D.L., McClure S.J., Wagland B.M. Production of vaccines against gastrointestinal nematodes of livestock // Immunol. and Cell Biol. – 1993. – 71, № 5 – S. 463-472.

7. Mcgillivery D.J., Kwong J.W., Adler B. Anthelmintic non-living vaccine // Daratech. Pty. Ltd. – 1990. – P. 298-299.